Рожанским не место в семье
советских ученых

 

Лучшие представители технической интеллигенции резко ставят вопрос о том, что настало время раз навсегда сейчас покончить с нейтральностью и аполитичностью. Либо – либо. Либо беззаветно отдать все свои силы на службу социалистическому строительству – вместе с партией, вместе с рабочим классом. Либо оставаться в "болоте" и лить воду на мельницу вредителей и контрреволюционеров, на мельницу наших заклятых классовых врагов.

В отдельных высших учебных заведениях отдельные научные работники из так называемого "болота" во время обсуждения сообщения о раскрытой контрреволюционной организации вскрыли свое политическое лицо.

Когда основная масса научных работников требовала расстрела контрреволюционеров-вредителей рабочего снабжения, когда основная масса научных работников голосовала именно за расстрел – отдельные научные работники, прикрываясь либерализмом, гуманизмом, аполитичностью имели наглость воздержаться от голосования по этому поводу. Этим самым они выразили свое сочувствие вредителям, выступившим с планом удушения костлявой рукой голода миллионов трудящихся, строящих свое социалистическое общество труда. Такие случаи имели место в Москве. Имели место и в Ленинграде.

Характерный такой случай имел место на собрании секции физико-математического института. Профессор института Рожанский во время единогласного принятия резолюции, о том, что все научные работники об'являют себя мобилизованными на ликвидацию прорыва и считают совершенно правильным расстрел организаторов голода воздержался при голосовании.

Свое воздержание он мотивировал принципиальными соображениями "против смертной казни". Никак иначе, как защитой вредителей, такое выступление проф. Рожанского нельзя квалифицировать. Секция научных работников института должна из этого выступления сделать соответствующие политические и организационные выводы. Подобным Рожанским не место в семье советских ученых.

 

 

 

 

РОЖАНСКИЙ Дмитрий Аполлинариевич (20.8(1.9.)1882-27.9.1936) – физик, радиофизик; один из пионеров радиолокации в СССР. На момент ареста – сотрудник Гос. Физико-технической лаборатории (ГФТЛ) в Ленинграде. Осенью 1930 г. в СССР началась подготовка процесса "делу Промпартии". По сценарию на всех предприятиях, в научных и учебных институтах прошли заседания, на которых участники должны были проголосовать за смертную казнь обвиняемым инженерам по "делу Промпартии" (процесс состоялся в период с 25 ноября по 7 декабря 1930 г.). Таким образом все граждане становились активными соучастниками преступлений советского режима. Д.А.Рожанский воздержался при голосовании на собрании, проведенном в ГФТЛ. В результате 5 октября 1930 г. Рожанский был арестован, 29 ноября исключен из списка ГФТЛ. За него хлопотал А.Ф.Иоффе, имевший специальную встречу с Г.К.Орджоникидзе. Через 2-3 месяца Рожанский переведен в Ленинградское техническое бюро (одна из ранних шарашек). Постановлением УНКВД от 19 июля 1931 дело прекращено за недостаточностью улик. Освобожден 26 июля 1931. В дальнейшем (1.2.1933) избран чл.-корр. АН СССР по Отделению математических и естественных наук (физические науки). Об аналогичных собраниях, проводимых в 1930 г. в ЛГУ, см. воспоминания Р.Л.Берг "Суховей. Воспоминания генетика" (New York, 1983, c.19-20). По-видимому, аналогичный случай был на собрании в Академии наук, когда В.И.Вернадский также воздержался как принципиальный противник смертной казни (см. воспоминания Р.Л.Берг – со ссылкой на ее отца акад. Л.С.Берга). (Прим. К.А.Томилина)

 

 

 

Источник: оригинал статьи предоставлен М.М.Рожанской.
 Заметка опубликована, по-видимому, в "Ленинградской правде", не позднее 5 октября 1930 г.